Последнее пристанище великих людей
Бальзамирование
В мире усопших: Мексика в рамках католицизма и вне их (автор Анастасия Асейкина)
Жизнь или Смерть внутри портрета? (автор Наталья Елистратова)
Заметка о Пушкине
Захоронения Майа (автор Ольга Калинина)
Завещание
Заметка о некрологах
Изготовление гробов: технология и методика
Изготовление памятников и надгробий из камня
Исчезнувшие и уничтоженные кладбища Москвы
Картины из праха покойных родственников
Как пережить смерть близкого человека ? (автор Ольга Калинина)
Корейский обряд похорон
Лампада
Мемориальный комплекс "Хатынь" (автор Ольга Калинина)
Мистика в жизни известных людей (автор Ольга Калинина)
Несколько слов о мумификации (автор Ольга Калинина)
Несколько слов о похоронах в Древней Греции
Необычные могилы с видео плеером
Несколько слов о кремации
Несколько слов о том, как хоронили Ламаистов в СССР
Особенности поведения на поминках и в траур
О том, как хоронят "по-граждански"
О поминках
Похоронные обряды и традиции похорон разных народов
Полезные и бесполезные технические изобретения в ритуальном деле - гроб-шуруп
Похоронное дело в России и Европе
Психология страха смерти (автор Ольга Калинина)
Православные цвета
Похороны по иудейскому обряду
Похороны по католическому обряду
Православный обряд похорон
Православные молитвы и обряды по смерти человека
Ритуалы погребения в Зороастризме (автор Любовь Смирнова)
Разговор с умершим с помощью мобильного телефона
Размышления о вечном (автор Ольга Калинина)
Размышления о Ваганьковском некрополе
Смерть и похороны по мусульманским традициям
Самые известные мировые некрополи
Танатология в России – философия, наука или религия? - (автор Наталья Елистратова)
Царские похороны по религии Майя
Что делать, если умер человек
Что такое Пышные похороны
Элитные гробы
Эксгумация
Японские похоронные обряды
Дорогие мои старики (автор Ольга Калинина)
Клонирование (автор Ольга Калинина)
Изготовление памятников
Изображения на памятниках
Какие бывают памятники
Памятники из гранита
Памятники из мрамора
Религиозные памятники
Уход за памятниками из гранита



Всё о памятниках






Танатология в России – философия, наука или религия?



Характер осмысления смерти в каждой культуре и в каждой эпохе определяется уровнем духовного самосознания нации. Не изучать смерть человек не может. Но делает он это всегда тем особым способом, по которому можно судить о его нравственном достоинстве и интеллекте. Философская мысль XX века, продолжавшая изучать человека, а не его «след» в культуре и языке, констатировала исчерпанность антропологических парадигм, базировавшихся на идеях рациональных истин. В процессе техногенного развития цивилизации в поисках новой антропологической модели философы все более настойчиво обращаются к тайне смерти. «Дискурс смерти» приобретает тотальные формы. Идея смерти и умирания человека обрамляет все размышления о современной культуре, в результате чего смерть из тайны превращается в обыденный факт культуры.

Проблема смерти и бессмертия – это одна из самых притягательных и самых мучительных тем русской культуры. В России проблема смерти привлекает внимание представителей из различных областей знания. Еще недавно феномен смерти был вычеркнут из орбиты гуманитарных и естественных наук. Культура может время от времени накладывать известное идеологическое табу на размышления о смерти. И сейчас происходит интенсивная компенсация в осмыслении некогда недодуманных тем – так называемый «танатологический ренессанс». Интерес к вопросам смысла жизни и смерти обусловлен сегодня все более возрастающим вниманием к своеобразию «русской философии». Интенсивный рост научного знания так же стимулирует интерес (часто нездоровый) к «вечным» темам. Сейчас стало возможно вторгаться в некогда запретные зоны человеческого бытия. Появился проект «геном человека», привлекший к себе внимание широкого круга ученых из различных областей. Целью этого проекта является расшифровка «генетического кода», обещающая невероятные возможности. Возникает новая фаза технократического утопизма – «трансгенный утопизм»; человек утрачивает понимание онтологических границ своей личности и дерзает осуществить нелепые, порой, абсурдные проекты.

Значительное место в современной научной литературе уделяется практическим вопросам биоэтики, психологии смерти и умирания, механизмам психологии старения, социологии смертности населения. Это весьма симптоматично, так как геронтофобия становится одним из лидеров на шкале современных общественных психопатологий. Необходимо отметить и то, что интенсивность биоэтической проблематики находится в прямой зависимости от интенсивности забвения традиционных ценностей.

Решение проблем смерти сегодня происходит через обращение к опыту англо-американской культуры. Именно в ней во второй половине XX века на стыке различных междисциплинарных исследований появляется наука танатология.

Можно утверждать, что современная западная танатология является фундаментальной парадигмой, в которой свершается жизнь и смерть человека. Многие исследователи считают танатологию «религией» XXI века. Техно-социум, порвав с традиционными практиками общения со смертью, формирует эвтаназийную парадигму, порождающую индустрию смерти. На Западе создана мощнейшая информационная база, проводятся многочисленные конференции и симпозиумы, создаются различные общественные организации с одной единственной целью – обеспечить современному человеку комфортный уход из жизни. Философский вопрос о смысле жизни здесь не ставится, ибо мешает комфорту самой жизни.

В качестве примера можно назвать крупнейшую американскую ассоциацию «The Association for Death Education and Counseling» (ADEC) – профессиональную организацию, включающую ученых, врачей, психологов, философов, которая занимается широким кругом вопросов, связанных со смертью и умиранием как в теоретическом, так и в практическом плане, готовящая и выпускающая сертифицированных специалистов в области танатологии.

Подобные структуры начинают появляться и в России. В августе 2001 года в Москве основан Институт Танатотерапии. В его программных документах сказано: «В основе базового стремления к жизни лежит контакт с процессами смерти и умирания, который мы определяем как инстинкт жизни. И этот же контакт лежит в основе естественного умирания в фазе смерти.

Основной целью Института Танатотерапии является оказание помощи всем нуждающимся в налаживании и установлении нормальных отношений с процессами умирания и смерти. Эта помощь осуществляется в проектах Института, разработки которых ведутся в границах концепции Танатотерапии и соприкасающихся с ней областей знаний».

Основная категория вокруг которой, организуется деятельность этого института - «культура правильного умирания». Именно этим и мотивируются большинство западных танатологических практик, для которых «правильный» способ ухода из жизни – высшая цель.

В настоящее время в медицинской литературе появилось много научных трудов, посвященных теме умирания и оживления мозга. Эти процессы нередко сопровождаются (при агонии и в раннем постреанимационном периоде) некоторыми явлениями, сущность которых пока еще не достаточно выявлена («видения», галлюцинаторная деятельность и др.). В качестве довода в пользу загробной жизни некоторые идеалистически настроенные ученые используют содержание рассказов больных, во многом сходные. Довод крайне несостоятельный: патологическая продукция умирающего или оживающего мозга в основном однотипна и не может быть иной у людей разных стран и народов. Ведь речь идет о мозге человека. Уровень эволюционной зрелости этого органа примерно одинаков везде. Структура мозга человека - едина. Это означает, что закономерности его умирания и оживления также однотипны.

Почему оживленные люди говорят о тоннеле и ослепительном свете в конце его? Это также находит объяснение с точки зрения физиологии. Кора затылочных долей мозга - довольно обширный участок. Полюс обеих затылочных долей получает кровоснабжение из системы средней и задней мозговых артерий. Этим объясняется то, что в то время как вся кора затылочных долей уже пострадала от гипоксии в процессе умирания, полюс затылочных долей (где имелась зона перекрытия) еще живет, но поле зрения резко сужается. Остается узкая полоса, обеспечивающая лишь центральное или, как его называют, «трубчатое» зрение. Отсюда и создается впечатление тоннеля. Танатология не увязывает проблему смерти с вопросом смысла жизни, вынося ее за пределы морали вообще. Психологический комфорт в процессе умирания, достигаемый посредством совершенно различных способов (в том числе и через эвтаназию) выступает в качестве легитимизации и тем самым оправдания гедонистически прожитой жизни. Приятная жизнь – приятная смерть – таков лозунг современной западной (преимущественно американской) философии жизни и смерти. Ценностная нейтральность науки – основное мировоззренческое правило позитивизма, которое распространилось и на глубоко этическую сферу, сферу смерти. Танатология – это технология умирания, не предполагающая духовного постижения жизни.

Современный рынок услуг начинает наводняться «танатологической продукцией», изготовляемой по евро-стандартам. Это не может не вредить духовному самочувствию нации. Для России характерен этико-философский подход, дающий наиболее глубокое осмысление феномена смерти. Он фиксирует нравственно негативную сущность смерти для человека любой эпохи и культуры и предлагает способы различного ее преодоления. Вместе с тем здесь раскрыт также и «позитивный» аспект смерти. В силу своей конечности человек обнаруживает в себе трансцендентную способность соотноситься с высшим началом Бытия, с Абсолютом.

Танатофобия порождает некрофилию; русская метафизика смерти способствует преодолению страха смерти как «основного инстинкта» и расширяет горизонт духовного бытия человека. Самое поразительное то, что танатология — это наука без объекта и без специального языка описания; выводы строятся без первоначальной гипотезы. Смерть не имеет собственного бытийного содержания. Она живет в истории мысли как фантом, существенный в бытии, но бытийной сущностью не обладающий. И на сей момент – больше вопросов, нежели ответов…


(по материалам И.К. Исупова, Р. Корсини, С. Левит, Е. Сахно, С. Рязанцева. С. Юрьевой)

Елистратова Наталья

comments powered by Disqus





Дмитрий Кондратьев© 2015